Письмо в редакцию Подписка на новости
Ок
Пермская краевая газета

Основана в ноябре 1917 года. Учредитель
и издатель — АО «Газета «Звезда»

Вторник 26 сентября 2017 года

все 100 лет Звезда

Новости

15:34  21.06.17 Бизнес

Информацию о том, что Арбитражный суд Пермского края принял к производству заявление ковровского ВНИИ «Сигнал» о признании несостоятельным ПАО «Мотовилихинские заводы» из-за долга в размере 32,1 миллиона рублей, многие воспринимают прежде всего через призму ужасающего слова «банкротство».

Между тем, если внимательно посмотреть на собственника обоих спорящих хозяйственных субъектов, ситуация уже не выглядит столь страшно. Правда, оттого и спор представляется куда более запутанным. А ведь «Мотовилиху» пытаются обанкротить уже не первый раз.

Ранее несколько лет она отбивала вялые атаки ООО «Торговая компания «Нова» из Новгородской области, где речь тоже шла о сумме, смехотворной на фоне ежегодного оборота «МЗ», превышающего 13 миллиардов рублей. Не влезая в тот конфликт, достаточно сказать, что в конце концов предприятие погасило долг перед заявителем в размере 30,788 миллиона рублей.

Кроме того, в январе этого года Арбит-ражный суд Москвы удовлетворил иск Минобороны о взыскании с «Мотовилихинских заводов» 81 миллиона рублей. Тогда спор возник из-за реактивных систем залпового огня (РСЗО) «Торнадо-Г», в которых мотовилихинцы заменили часть материалов на более дешёвые.

В результате, по расчётам Минобороны, реальная цена контракта на поставку 36 боевых машин с 1 миллиарда 98 миллионов рублей снизилась до 930 миллионов рублей.

Мотовилихинцы пытались утверждать, что цена поставки военной техники закреплена в контракте и является фиксированной, а замена комплектующих была объективно необходима и произведена по согласованию с заказчиком, но военные стремления заработать на госзаказе не поняли и прямо назвали получившуюся маржу «неосновательным обогащением».

Часть денег «Мотовилихинские заводы» вернули, оставшееся пришлось выбивать через суд. Но это, собственно, просто иллюстрация к крайне сложному финансовому положению предприятия, с 2013 года забывшего слово «прибыль».

Так, в 2016 году «Мотовилиха» получила 2,428 миллиарда рублей чистого убытка, что в 4,5 раза больше, чем за 2015 год. А в первом квартале уже этого года чистый убыток по РСБУ по сравнению с тем же периодом 2016 года вырос ещё на 27,8 процента – до 498,4 миллиона рублей.

На фоне увеличения кредиторской задолженности до 10,04 миллиарда рублей (в том числе просроченной задолженности – до 1,908 миллиарда) экстренная замена в марте этого года генерального директора «МЗ» вполне понятна.

Новым «рулевым» старейшего предприятия Перми вместо выходца с КамАЗа Ивана Костина стал Александр Анохин, до этого являвшийся членом совета директоров АО «Спецремонт», субхолдинга группы «Гарнизон» Министерства обороны России.

А поскольку «Спецремонт» занимался преимущественно перечислением средств на выполнение госзаказа дочерним компаниям, «производственником» нынешнего директора «Мотовилихи» никак не назовёшь. Это в чистом виде финансист, перед которым наверняка поставили совершенно конкретную задачу – вытащить убыточное, но крайне нужное для обороноспособности страны предприятие из финансовой ямы, в которой «Мотовилихинские заводы» сидят как в танке.

В том смысле, что совершенно глухо. Для резкого увеличения прибыли нужно либо резкое изменение номенклатуры, либо резкое увеличение нормы прибыльности – что для оборонного предприятия, работающего в рамках госзаказа, совершенно нереально. Вон на «Торнадо-Г» попытались сэкономить – и что получилось?

Причины, по которым коллектив из семи тысяч работников с высочайшей квалификацией – к которой вполне применимо избитое, но не утратившее актуальности выражение «с золотыми руками» – оказался в долговой яме, нужно выяснять отдельно. Это очень долгий разговор, компетенцию для участия в котором имеют только специалисты.

Например, бывший директор «МЗ» Николай Бухвалов – тот самый, что грезил идеей «артиллерийского завода № 1», – в качестве первопричины называл другого своего предшественника, последнего «красного директора» Перми Юрия Булаева, сделавшего роковую ставку на «Камасталь».

Точнее, на развитие металлургической составляющей холдинга «МЗ» в ущерб остальным, что выразилось в строительстве новой электрической чудо-печи с избыточными мощностями, кредиты и обеспечение которой повисли на шее предприятия, как танковый трак. Правда, это было давно, ещё в начале «нулевых».

Неутешительные итоги 2016 года на заводе объясняют прежде всего снижением объема продаж, в том числе по экспортным контрактам. Можно назвать и другие возможные причины, что всё равно не даёт главного ответа на вопрос: что с этим делать?

Вероятно, скоропалительное включение «Мотовилихи» в прошлом году в холдинг по производству реактивных систем залпового огня и вся прочая суета, в том числе кадровые назначения и визиты высокопоставленных гостей, входят в число попыток найти решение стоящей перед предприятием финансовой проблемы.

Вот и глава Пермского края Максим Решетников обещал «Мотовилихе» инвестиции – но это ещё когда будет? А оздоравливать предприятие надо здесь и сейчас. Вот тут и может пригодиться банкротство.

Финансист Анохин на новом посту ещё ничем не отметился, кроме интервью «Независимой газете», в котором среди прочего ответил и на осторожный «сугубо мировоззренческий» вопрос о применении процедуры банк-ротства в оборонно-промышленном комплексе.

По его словам, если говорить в общих чертах о банкротствах в оборонном комплексе, то в банкротстве как таковом есть чёткая юридическая составляющая – закон «О банкротстве», который позволяет кредиторам получить свои деньги.

Но когда мы говорим об оборонном предприятии, которое работает на безопасность страны и не может пойти по стандартному пути коммерческого предприятия (реструктурироваться, перейти на выпуск чайников, даже закрыться), его основная задача – не допустить срыва производства, оно должно и дальше выдавать заказчику продукцию.

В данном случае банкротство – это возможность избавиться от долгов, реструктурироваться, сохранить производство и поддерживать рабочее состояние предприятия.

Второй важный аспект – социальная стабильность. На оборонных предприятиях работает, как правило, большое число людей. Это в основном градо-образующие предприятия, развал которых сильно влияет на экономику региона и социальную атмосферу.

И третья задача конкурсного управляющего – не допустить, чтобы какие-то элементы производственной базы куда-то ушли, растворились. Речь в первую очередь о секретности и только во вторую – о материальных ресурсах, которые при «переезде» из одной структуры в другую тоже могут попытаться «увести», если нет должного контроля.

Но ещё раз напомню: я говорю именно об общих принципах, а не о каком-либо конкретном предприятии. Хочу особо подчеркнуть: банкротство – это, пожалуй, крайняя мера в арсенале инструментов для реструктурирования предприятий оборонного комплекса. Крайняя – потому что это и эмоциональный стресс для работников заводов, и просто очень трудоёмкая и непростая юридическая и организационная процедура.

Поэтому, несмотря на то что процедура банкротства предприятий оборонного комплекса не влечёт серьёзных проблем для работников и выполнения гособоронзаказа, тем не менее далеко не на всех предприятиях «оборонки» прибегают к банкротству, когда стоит задача вывода предприятий из неприемлемого финансового состояния, а, как правило, пытаются обойтись менее радикальными способами реструктуризации.

И только если менее радикальные методы не дадут результата или же если изначально понятно, что перераспределение мощностей внут-ри ОПК с одновременным вводом каких-то новых предприятий в систему ОПК извне и выводом каких-то устаревших заводов за пределы «оборонки» правильнее всего делать через процедуру банкротства старой структуры, – только тогда задействуется юридический механизм банкротства.

Оставим в стороне вопрос о том, как появляются подобные интервью и тем более подобные «мировоззренческие» вопросы. Предположим, что всё случилось «вдруг» и никакого отношения к пиар-обеспечению непопулярных решений не имеет.

Теперь смотрим на расположенный в городе Коврове Владимирской области Всероссийский научно-исследовательский институт «Сигнал» – крупнейшего в стране разработчика приводов наведения и стабилизации вооружения бронетанковой техники, артиллерии, ракет, боевых вертолётов и кораблей ВМФ.

Практически все наиболее известные сегодня российские системы вооружения оснащены его техникой. С «Мотовилихой» этот НИИ пересекается прежде всего в производстве гидроприводов для 240-миллиметрового самоходного миномёта «Тюльпан», находящегося в артиллерии резерва Верховного главнокомандования.

Формально «Сигнал» является классическим ОАО с уставным капиталом в 688 миллионов рублей, советом директоров и так далее. А главным его собственником в соответствии со списком аффилированных лиц на 30 июня 2012 года считается Российская Федерация в лице государственной корпорации по содействию, разработке, производству и экспорту высокотехнологичной промышленной продукции «Ростехнологии», которой принадлежат 95,97 процента акций.

То есть это вам не какое-то ООО из Новгородской области, занимающееся ремонтом спецтехники, в том числе за счёт запчастей со списанной техники, срок службы которых ещё не прошёл (из-за чего «МЗ» и отказывались оплатить работы ООО «Торговая компания «Нова»).

Это государственный НИИ, входящий в структуру холдинга «Высокоточные комплексы»,  входящего, в свою очередь, в структуру Ростеха. И тому же Ростеху через дочерние структуры (Рособоронэкспорт – 25 процентов, НПО «Сплав» – 10 процентов) принадлежат почти 50 процентов акций ПАО «Мотовилихинские заводы», которое в рамках госкорпорации в последние годы просто перекладывают из холдинга в холдинг.

Теперь вы можете предположить, что одна структура Ростеха подаёт иск о признании несостоятельной другой структуры Ростеха исключительно из-за долга в 32,1 миллиона рублей, трёхмесячный срок уплаты которого уже прошёл?

Или внутри Ростеха созрел план по финансовому оздоровлению «Мотовилихинских заводов», который предусматривает и болезненные процедуры вплоть до? Мы не берём на себя смелость утверждать подобное, но лучше сразу готовиться к тому, что принятый Арбитражным судом Пермского края иск может привести к совершенно неожиданным результатам.
Первое слушание по делу назначено на 6 июля.

Алексей КЛОЧИХИН


»»» Подписывайтесь на Telegram, Twitter, Facebook или ВКонтакте газеты «Звезда»!

К списку новостей

Фоторепортаж

Большое интервью главы Прикамья

<>

Фото 1 / 1

Календарь
Самые комментируемые

за неделю за месяц